?

Log in

Франция

Два дня и отпуск. В прекрасную страну, где мне все знакомы, и Дартаньян, и всякие там Людовики, и Горбун с Нотр Дама с его Эсмеральдой, и Наполеоны, и Жанна Дарк, и Пуаро (хотя он вроде бельгиец, но не важно). Едем практически на родину.
Итого для поездки:
- закуплены путеводитель, учебник французского языка, русско-французский и франко-русский словарь, разговорник.
- закачано Дартаньян и три мушкетера, Отверженные, Собор парижской богоматери.
- проведена дискуссия с мужем на тему, уместно ли посещать французские деревни в шортах, или там все круглосуточно ходят в вечерних платьях.
- проведена дискуссия с мужем, сколько одежды брать, и предполагается ли докупать чистое на месте или надо все везти с собой.
- проведена дискуссия с мужем, берем ли мы два чемодана или три или один, но большой, и еще сумку.

Вроде ничего не забыла и все предусмотрела. Вообщем, я собралась.
Не уложившись за полтора часа спать, Улечка, понимая, что мать в гневе, запряталась в угол, взяла листок бумаги и со словами: "Я буду писать папе", сидит проговаривает текст:
"Папа добрый мой и дорогой. Я тебе поздравление пишу. Милый папа, ты приезжай скорей, и не переживай, я буду по тебе скучать".

После этого Улечка взялась рисовать семью и поясняет: "Мам, мне нужно нарисовать самую мою любимую семью - папу, маму и девочку Улечку. Ну хочешь, я тебя зеленой нарисую, чтоб ты не сердилась".

Опять о детях

Дочь моя, Ульяна, всех знакомых дяденек и тетенек, имеющих детей, именует как "папа Сони", "мама Тимура и т.д. Иногда сокращает до папа и мама, и я уже к этому привыкла, и не напрягаюсь, и даже не реагирую, потому что понимаю, что она имеет ввиду не своего папу, а папу именно Сони.
Конфуз случился по дороге в сад. Идем мы себе в обнимку с самокатом, а впереди идет семья, папу которых мы знаем, потому что он дочку водит в ту же студию, куда Улек ходит, маму видим реже, поэтому больше знакомы с папой. Улечка у меня спрашивает: "А можно я папу Сони догоню". Я говорю, ну чего ж не догнать, догоняй. И несется Уля за папой Сони с криком: "Папа, папа, подожди".
Недоумение было написано на лицах всей семьи. Тем более папа попытался отмазаться: "Уля, я не папа, я Роман", ну а я что могла сделать, пожала плечами (не папа, так не папа, че), взяла Уличку за ручку и увела от греха подальше, чтоб она не слушала дальнейших попыток чужого папы оправдаться.
Пока все обсуждают "новость дня" (кстати, в следующий раз лучше ее сразу обозначать, а не оперировать туманными фразами, а то я пока поняла, о чем все трындят, перелопатила какую-то тонну ненужных мне новостей, да, я не читаю новости и сплю спокойно, но любопытство и у меня имеется), мне надо приехать домой пораньше, чтобы пересадить баклажаны.
Если быть точной, мне надо пересадить шесть баклажанов и одну сорную травку, непонятно как рядом с ними взошедшую. Потому что баклажаны - это вечная ценность, тем более, раз они уже взошли, а все остальное суета сует и томление духа.
У нас в подъезде на специальном столике жители могут выкладывать ненужные им книги. Выкладывают часто, выкладывают неплохие книги, и буквально на следующий день ни одной не остается. Я прям порадовалась было такому читающему подъезду, а потом консъержка мне рассказала, что уборщица их просто выкидывает. Вот сука, подумала я, и запомнила, что выложенные на столик книжки подвергаются опасности.
А сегодня иду, а там новая партия. И я сразу понимаю, что завтра-то придет эта уборщица и их выкинет. Спасти всех я не могла, хоть книжки и не бездомные собачки, но меня скоро из дома-таки выставят со всеми моими книжками. Я спасла самых толстых. Короче, унесла домой двухтомник "Друзья Пушкина" - переписка, воспоминания, дневники.
Теперь и на моей совести есть переведенная через дорогу старушка спасенные книжки.

P.S. Я сама не выкладываю даже самые мне ненужные. Потому что все мои домашние книжки исписаны внутри моими пометками, подчеркиваниями и прочими значками. Поэтому свои книжки я за версту узнаю, если мужик тайком решит от них избавиться.

Немного диалогов

Идем сегодня с Уличкой в магазин мимо двух дяденек, убирающих двор. Дяденьки разговаривают друг с другом, естественно, не по русски.
Уля: Мамочка, а что они сказали?
Я: Уля, я не понимаю их язык.
Уля: Они из другой страны, штоли?
Я: Да, из другой страны.
Уля: Мааам, а зачем они в нашу Москву приехали?

Сдается мне, что москвичам легкий снобизм в московских роддомах прививают, иначе не могу объяснить, откуда это у ребенка. Надо ее слову "понаехали" научить.

Уля продолжает какую-то историю: "А когда я была маленькая и вы меня шлепали ремнем..."
Я: Уля, ну что ты говоришь, какой такой ремень, когда это мы тебя ремнем шлепали, да даже просто шлепали?"
Уля: Все ведь шлепают маленьких ремнем.
Я: Уль, нельзя шлепать никого ремнем, запомни это.
Уля, отходя: Всех, значит, можно шлепать, а меня, значит, нельзя.

Это пугающий диалог, конечно, при том, что у Ули более чем благополучное окружение. Даже комментировать не хочу, хотя и расстроилась, что среди ее знакомых есть дети, знакомые с ремнем не по рассказам, да даже с угрозами ремня, да даже со шлепками без ремня. Короче, не осуждаю, и знаю, что многие не считают, что "отшлепать" = "ударить", но недоумеваю, когда сталкиваюсь.

Мать и прочие

Ну что, не поговорить ли нам за психологию. Вот есть такой популярный тест, дети рисуют картинку типа Папа, мама, я и божьи коровки, а на основе картинки доморощенные психологи от сохи и от плуга определяют, что папа мудак и гавно, потому что ребенок его вообще не нарисовал, у ребенка мания величия, так как оно в центре и с нимбом, а мать - домовитая и грозная, потому что у нее в руках сковорода.

Ну вот этот собственно натюрморт и пейзаж в изображении моего ребенка неизменно выглядит следующим образом (фоточки под рукой нет, поэтому рассказываю словами): Огромная мать, которая зачастую не влезает на лист, и ее приходится дорисовывать на столе и прочем, прям такая мать, внушительная, с тщательно прорисованными (хоть и несколько схематичными) деталями. И где-то там в углу две идентичные (то есть одинаковые) маленькие фигурочки, изображающие папу и улю, жалкие такие, меленькие, маскирующиеся под условный пейзаж и жмущиеся друг к другу.

Вообщем, вопрос, пора ли прекратить домашнюю тиранию и отпустить рабов на волю? если меня-то устраивает мое положение на листке, нужно ли предпринимать какие-то действия по повышению значимости ребенка или ребенкиного папы или они пусть сами разбираются со своим местом в стае?

На память

Диалог с утра:
Я: Уля, это все из-за тебя.
Папа: Нет, не из-за нее.
Я: Смотри, Уля, папа тебя защищает от меня.
Уля: Нет, не защищает. Потому что я тебя не боюсь. Я очень храбрая.
Фееричное выступление моей многоуважаемой дочери на детском утреннике повергло меня в головную боль и в ощущение как будто я все утро мешки таскала. Утренник был первым, потому что новогодний она успешно пропустила, плюс некая нервозность в ожидании праздника, плюс мое появление в зоне видимости привели к тому, что из 40 минут утренника 35 минут наш гномец взахлеб рыдал и всхлипывал. А так как уйти совсем с праздника ей не позволило хорошее воспитание ожидание подарков, то без рыданий она успела только стишок рассказать, а потом - танцевала - рыдала, участвовала в сценке, поставленной по культовой сказке "Репка", где она играла бабку (всхлипывающую и истекающую соплями и слюнями бабку, если уж быть честными, могла бы кстати картинно утираться подолом, надо будет ее научить) и рыдала, даже песни пела, праздничные, между прочим, перемежая их рыданиями. Вот такой он веселый праздник - это ваше 8-е марта.
А потом праздник завершился, подарки получились, она оделась и довольная собой отправилась к няне.

Почему она рыдала - я в курсе. В следующий раз предупреждать ее о празднике я буду за 5 минут до праздника, по факту, вот ты - вот праздник, а не заранее, чтоб не было этого мучительного ожидания и нервного напряжения. Поэтому завтра о самолете она узнает в самолете, а то не хватало еще, чтоб она сегодня всю ночь не спала, ожидая этот чертов самолет.

Москва-Эйлат-Москва

Передо мной лежат русско-ивритский словарь и книжка про иудаизм. Потому что я всегда основательно подхожу к поездкам.
Очень хотелось купить учебник арабского языка, но я вспомнила, что я еще греческий учебник не дочитала и остановила себя.

P.S. А вообще-то я ездила за подарками воспитательнице, нянечке, няне и еще одной нашей домашней женщине. В книжный ездила, да. Они уже привыкли, что мы интеллигентная семья, и водяру всяко не подарим.

P.P. S. Хочу работать библиотекарем, вот такая у меня мечта появилась.

Latest Month

July 2013
S M T W T F S
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031